основной раздел

ссылки

Распределение ВИЧ-протективного аллеля CCR5-delta32 в популяциях Восточной Европы. Некоторые выводы.

Аллель delta32 гена CCR5 представляет собой делецию 32 пар оснований этого гена. Эта мутация приводит к нарушению адгезивных свойств кодируемого ею белка CCR5 Т-лифоцитов.

Делеция части гена CCR5 приводит к невозможности присоединения вируса ВИЧ к Т-клетке, так как белок CCR5 используется вирусом как корецептор. В гетерозиготном состоянии эта мутация сильно уменьшает шанс инфицирования клетки ВИЧ, в гомозиготном, по-видимому, приводит к полной невозможности инфицирования ВИЧ.

Данная мутация, помимо прочего, изучается в популяционно-генетических исследованиях. Установлено, что она в гетерозиготном состоянии встречается в Европе с частотой 5—14 %. В Северной Европе, в том числе у русских и украинцев, она встречается с более высокой частотой. Наивысшие в мире частоты CCR5-delta32 отмечены у русских поморов (33 %, из них 3 % — в гомозиготном состоянии). У русских в целом и украинцев частоты этой мутации в среднем составляют 21 %. Встречаемость CCR5-delta32 за пределами Европы крайне мала и во многих неевропейских этнических группах она полностью отсутствует.

Распределение аллеля CCR5delta32 в русских популяциях:

Распределение аллеля CCR5delta32 в популяциях Восточной Европы:

Обе картограммы составлены мною в программном пакете Surfer. При составлении картограмм была использована информация из следующих источников:

2. Балановская Е. В., Балановский О. П. Русский генофонд на Русской равнине. — Москва: Луч, 2007. — С. 135. — 416 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-87140-267-2
5. P. P. Jagodzinski, R. Lecybyl, M. Ignacak, J. Juszczyk and W. H. Trzeciak. Distribution of ?32 alelle of the CCR5 gene in the population of Poland. Journal of Human Genetics Volume 45, Number 5, 271-274
8. Kalev I, Mikelsaar AV, Beckman L, Tasa G, Parlist P. High frequency of the HIV-1 protective CCR5 delta32 deletion in native Estonians. Eur J Epidemiol. 2000:16(12):1107-9.
9. Korshunova TIu, Akhmetova VL, Kutuev IA, Khusainova RI, Guseinov GG, Khusnutdinova EK. VNTR-polymorphism of the PAH, e-NOS genes and deletion of the CCR5 gene in populations in the northern Caucasus. Genetika. 2004 Mar;40(3):409-14.
10. Nogova P, Habekova M, Stanekova D. Prevalence 32bp deletion in gene for HIV coreceptor CCR5-del32 in the Slovak population. Lekarsky obzor 56:155-158. (2007)
11. Salimova AZ, Kutuev IA, Khusainova RI, Akhmetova VL, Sviatova GS, Berezina GM, Khusnutdinova EK. Analysis of ethnogeographic groups of Kazakhs based on nuclear genome DNA polymorphism. Genetika. 2005 Jul;41(7):973-80.
12. Bermisheva MA, Petrova NV, Zinchenko RA, Timkovskaia EE, Malyshev PIu, Gavrilina SG, Ginter EK, Kusnutdinova EK. Population study of the Udmurt population: analysis of ten polymorphic DNA loci of the nuclear genome. Genetika. 2007 May;43(5):688-705.
13. Kamkamidze G, Capoulade-Metay C, Butsashvili M, Dudoit Y, Chubinishvili O, Debre P, Theodorou L. 32-nucleotide deletion, associated with defence against hiv/aids, is a predominant mutation of CCR5 gene in the population of Georgia. Georgian Med News. 2005 Jan;(118):74-9.

Как несложно заметить, наивысшие частоты встречаемости этой мутации в Европе (и в мире) - у русских Архангельска, Красноборска и на островах Эстонии.

В следующей таблице приведены результаты исследования встречаемости мутации CCR-delta32 в человеческих останках различного возраста. На мой взгляд, очень интересные данные, приведшие меня к нетривиальным выводам.

По этим данным можно сделать следующие выводы:

1. Время зарождения этой мутации отодвигается в прошлое как минимум на 2 тысячелетие до н.э., а скорее всего и ещё дальше. Так как уже в 900 году до н.э. в захоронении delta32 обнаружена с высокой частотой, близкой к максимальным современным значениям. В то время как большинством учёных принято, что эта мутация возникла примерно 2000 лет назад.
2. Эпидемии чумы в средневековой Европе вряд ли являются фактором отбора, увеличившим долю CCR5delta32 в североевропейском населении. Как мы видим, эта мутация уже была распространена до всяких эпидемий. Более того, частоты в одном и том же захоронении до эпидемии Чёрной смерти (1346-1351) и сразу после неё не особо отличаются.
3. Авторы в одной из работ пишут об оспе, но и оспа вряд ли имела такое распространение в Северной Европе до нашей эры. Для развития таких эпидемий не было условий, население было достаточно редким и не было сконцентрировано в городах.
4. Можно предположить, что фактором отбора был вирус, аналогичный ВИЧ. Он тоже использовал при проникновении в лимфоциты рецептор CCR5 и подобно ВИЧ угнетал иммунную систему. Эпидемия этого вируса несколько тысячелетий назад захватила большую часть древнейшего населения Северно-Восточной Европы и произвела соответствующий отбор. Выжили практически исключительно те, кто был носителем CCRdelta32 хотя бы в гетерозиготном варианте. По причине изоляции региона (относительной, конечно) и редкого населения эпидемия прекратилась сама собой. А мутация осталась. Впоследствии из-за миграций её доля, конечно, сильно уменьшилась, и попутно мутация была разнесена по всей Европе.

Разумеется, это лишь предположение. Но мне такая картина представляется весьма вероятной.

Обсуждение материала здесь.



2011. Ruthen-Info.